OMKromer
152 subscribers
13 photos
10 files
13 links
О книгах, хороших и разных, своих и чужих. О жизни в разные времена и в разных обстоятельствах.
Download Telegram
Бернар Маламуд, лауреат Пулитцеровской премии и Национальной книжной премии, в Америке почти забыт, а в России никогда и не был особо известен. Да он и не может быть популярен сегодня среди людей, то готовых думать только о приятном, то отказывающихся думать вообще. А между тем, почти на все вопросы, которые возникают, когда смотришь на творящееся в американских университетских кампусах, он дал ответы. 60 лет назад, в своем лучшем романе «The Fixer», название которого перевели на русский как «Мастер», хотя мне кажется, что правильнее будет «Починщик» или «Наладчик».

«Мастер» основан на деле Бейлиса, киевского приказчика, арестованного в начале 20 века за ритуальное убийство христианского мальчика. Он провел два года в тюрьме, предстал перед судом присяжных и был полностью оправдан. Но «Мастер» - это не художественный пересказ истории, это философская притча о том, что не требуется никакой рациональной причины для человеческой жестокости, а свобода возможна только внутренняя, и даже та требует постоянной бдительности.

Главный герой романа, Яков Бок, уезжает из бедного еврейского местечка в Киев. У него ничего нет, даже жена его бросила, устав от нищеты и безнадежности. Он пытается заново выстроить свою жизнь, он готов много терпеть, много работать, много молчать - и оказывается в тюрьме. Большую часть романа он находится в заключении в ожидании суда за убийство, которого не совершал. Несмотря на то, что нет никаких доказательств его причастности к преступлению.

Власти больше заботятся о том, чтобы добиться от Якова признания, чем о правосудии. Месяцами ему угрожают, подкупают и лгут, но он отказывается уступить. Ему объясняют, что суд потребует его смерти, даже если он невиновен. Он соглашается, что надежды нет – но не уступает.

Чужак, навсегда обреченный из-за своего еврейства, он ищет свое место, философское, человеческое место в этом мире. Оболганный, униженный, затравленный, он пытается понять свою судьбу, но не находит ответов. Общество преследует не только его. Любой человек, пытающийся ему помочь или просто проявляющий сочувствие к Якову (и евреям), подвергается остракизму и сурово наказывается. Охранника увольняют, мировой судья кончает с собой, на адвоката оказывают жуткое давление. В обществе, где несправедливость – неотъемлемая часть повседневной жизни, каждый либо замешан в ней, либо наказан за несогласие в ней участвовать.

Маленький человек сидит в тюрьме в ожидании почти неизбежной смерти и думает, думает. И додумывается: маленьким человеком больше быть нельзя. Это не помогает. Встать на сторону большинства не помогает. Спрятаться не помогает. Сопротивление тоже не помогает, но по крайней мере ты умираешь стоя, тебя видят и слышат те, кто еще имеет шанс на свободу и справедливость. Если перестанут быть маленькими людьми. Если перестанут верить, что свободу и справедливость им принесут другие.

Любая общественная несправедливость начинается с простых предрассудков. Обычные киевляне не избивают Якова и других евреев физически, но они позволяют этой несправедливости иметь место, а несправедливость размножается чрезвычайно быстро и кричит чрезвычайно громко. И флагами машет, и толпы ведет. И вот уже невозможно отличить, где справедливость, а где – несправедливость, потому что кажется, что справедливость всегда с большинством.
«Ведь общество по своей сути не изменилось по сравнению с тем, каким оно было в давнем, трудно различимом прошлом, хоть мы и склонны воспринимать цивилизацию как прогресс. Честно говоря, я больше не верю в эту концепцию. Я уважаю человека за то, через что ему приходится пройти в жизни, а иногда и за то, как он это делает, но он мало изменился с тех пор, как начал притворяться цивилизованным, и то же самое можно сказать и о нашем обществе... Человек часто чувствует себя беспомощным в наши сложные времена, так много всего происходит, на что невозможно повлиять, и все это нужно пережить, попытаться понять, привести в порядок, если такое вообще возможно; но нельзя убегать от этого, даже если ты можешь предложить совсем немного — иначе ты перестаешь быть человеком».
Написано 58 лет назад.
photo_2024-06-08_14-16-05.jpg
37.2 KB
Четверо живых заложников спасены! Счастье!