I like depression
71 members
5 photos
2 files
2 links
Антипозитивный канал о депрессии, разочаровании, агрессии, о страхах и одиночестве, тоске, апатии, грусти, об отчаянии и тревоге, о кризисах и боли.
Для связи @modern_psychoanalist
Инесса Астахова
Download Telegram
to view and join the conversation
Channel created
updated group photo
I like depression
Мне нравятся люди в депрессии. Они смелые. Они чувствуют всю боль и несовершенство мира, и каждый день помнят, что мы все умрем. Позитивная психология лжива и вредна. Это попытка натянуть покрывало иллюзий на мир и людей, спрятать за ним настоящего себя и реальный мир. Вера в возможность тотального счастье ведёт к отрицанию грусти и злости и всего, что считается «плохим». Она неизбежно ведёт к разочарованию, потому что реальность бывает груба и тяжела, она всегда догоняет и бьет по голове. И тогда понадобится ещё больше позитива, чтобы создать ещё больше иллюзий и ещё дальше уйти от реальности и чтобы потом ещё больнее с ней столкнуться и так далее. Такой вот круговорот: позитив — разочарование — боль— отрицание боли— позитив.
Ни одна концепция философии и психологии не принесла так много вреда и страданий человеку, как концепция счастья. Поразительным образом даже очень несчастные люди, с тяжелым детством и непростым настоящим продолжают твердить , что они должны быть счастливы, и выдумывать истории про каких— то «людей» ( ну есть же люди, которые...), которые счастливы. Концепция несуществующих в реальности « счастливых» и «эффективных» людей отлично тиражируется и продаётся в поп-психологии, соцсетях и тренингах. Чем это вредно? Ну тем, что обманывать, как и обманываться, вообще вредно. Жизнь в иллюзии всегда ведёт к боли. Ещё это вызывает колоссальное количество зависти и неудовлетворенности у каждого пользователя соцсети, ведь там все счастливы и красивы и уверены в себе, кроме тебя. Ещё, это вызывает постоянное давление в виде долженствовавания, такого острого, нереализуемого ожидания или даже требования «ты должен быть счастлив!” И в угоду тогда в огонь этого неудовлетворимого ожидания бросается все— и свои настоящие чувства, и свои нежелания, и своя нелюбовь, и ты сам. И ты уже такой и сам не свой, но зато как все, ну или почти как все, с красивым инстаграмом и счастливым лицом.
Тирания счастьем
Философ Аленка Зупанчич утверждает, что репрессивная идеология счастья определяет нашу сегодняшнюю реальность. Требование быть счастливым и сохранять позитивный настрой — это нынешняя моральная идеология, которую Зупанчич называет биоморалью нашего времени.
 
Может ли желание быть счастливым делать нас еще более несчастными? Да, конечно! Именно это происходит в мире, где тренд на счастье уже превратился в тиранию счастьем.  
Частые посетители кабинета психоаналитика – это молодые люди, которые выросли в благополучном мире состоятельных родителей. И их основная проблема в том, что они знают, что просто обязаны быть счастливыми, ведь у них «все есть»!  Их родители, которые выросли в совсем другом мире,  сами добивались денег и «счастья».  И, наконец,  социальный лифт  вынес их на вершину лестницы. Они горды тем, что смогли сделать так, чтобы их дети  росли  в лучшем мире.  И эти дети выросли действительно ни в чем не нуждаясь, ну в понимании большинства людей – они не испытывали нужду в еде, носили красивые вещи и учились в лучших школах, они росли в отличных интерьерах. Возможно, их основная нужда была в том, чтобы их родители были рядом и были эмоционально доступны, но кто ж об этом думает, когда нужно зарабатывать и подниматься на социальном лифте.
И вот эти счастливые по всем параметрам дети вырастают ужасно несчастными. Они не могут найти дело, которые их увлекает, не могут построить отношения, найти себе место, они хронически тревожные и неудовлетворенные, они страдают паническими атаками и депрессиями.
Почему? Ну в первую очередь потому, что они  стали главным разочарованием для своих родителей. Ведь от них и требовалось всего-то стать счастливыми. А еще и потому что все общество, вся модная поп-психология смотрит на них требовательно и однозначно: ну если у тебя все есть, то ты просто обязан быть счастлив! Эти взрослые дети  не могут, не имеют права переживать неуверенность и одиночество, брошенность или страх – нет, нет! Это не для них! Они должны жить в однополярном эмоциональном мире, в котором весь негативный спектр эмоций просто отсутствует. И вот чем сильнее стараются эти дети изображать счастье, быть позитивными, эффективными, веселыми и красивыми, тем хуже им становится на самом деле. Спастись от тирании счастьем они могут только бегством - в болезнь. Телесные болезни, или панические и депрессивные расстройства – все идет в ход. Только бы стать уже настолько больным, чтобы наконец-то заметили  и дали тебе право страдать.
«В современном идеологическом климате навязывается необходимость воспринимать всё происходящие с нами ужасные события как нечто в конечном итоге позитивное, скажем, как ценный опыт, который принесет плоды в нашей будущей жизни. Негативность, недостаток, неудовлетворенность, несчастье всё больше и больше воспринимаются как моральные недостатки или, еще хуже, как искажение на уровне самого нашего существа или голой жизни… Кто осмелится поднять свой голос и сказать, что на самом деле она несчастлива и что ей не удается — или, что еще хуже, она не хочет — превратить все разочарования ее жизни в позитивный опыт, который будет инвестирован в будущее?»
Аленка Зупанчич

Современная биомораль продвигает аксиому: тот, кто счастлив, — образец для подражания и хороший человек; тот, кто плохо себя чувствует, — плохой человек.

Всегда ли счастье было модным?
 
Например, в 19 веке меланхолия была романтизирована. И состояние депрессии в нашем понимании  было признаком душевной тонкости и принадлежности к высшему обществу. Для романтиков того времени меланхолик – прототип уникальной личности. Романтический меланхолик – это знающий себе цену субъект, который разрывается в душевных метаниях, при том умеет описать свои метания так, что они выглядят гораздо привлекательнее любого счастья. Это трудно представить сейчас, когда сильные чувства, да еще и далекие от удовольствия и счастья совершенно стигматизированы в обществе. Сейчас показывать перепад настроения вообще стыдно.  Но тогда выражать такие чувства действительно было модным, а быть довольным и счастливым считалось уделом натур не тонких и не модных.
Тогдашняя меланхолия  - это был такой изысканно-чувственный коктейль. Состояние меланхолии не является чем-то вынужденным и стыдным, от чего нужно немедленно лечиться или скрывать.  Тогдашняя меланхолия – это осознанное состояние, оно пользуется исключительным положением, одиночество в нем воспринимается не как отверженность, а как сознательное освобождение от навязанных агрессивных условностей социума. Легкое  счастливое существование считается отвратительным.
А вот горение в страстях меланхолии – это выражение тонкости натуры, ума и критического отношения к обществу. Меланхолия была модной в обществе и воспринималась  как протест против его условностей и давления. 
История депрессии
19 век

В 19 веке меланхолия была в моде.
Романтические меланхолики - Homo melancolicus - 19 века с удовольствием писали о своих переживаниях.
В книге «Или-или» Сьерен Кьеркегор приводит фиктивные дневниковые записи некоего А, у которого были все признаки меланхолии: ранимость, самоанализ, интерес к воспоминаниям и пограничным состояниям. А. нестерпимо страдает при виде духовной смерти современников и отказывается принадлежать к какому-либо обществу. Он выбирает добровольную изоляцию в темной квартире. Здесь он дает волю чувствам, углубляется в себя.
«Несчастнейший счастливее всех» - пишет Кьеркегор. Подобная позиция, конечно, не лишена кокетства и виновата в создании стереотипов, которые есть и до сих пор – депрессия – просто поза, все это от безделья и желания выделиться. Но тем не менее, тогда художественное творчество не мыслилось без меланхолии, и даже буржуазная общественность признала меланхолию свойством чувствительных и рефлексирующих натур.
Есть ли у вас депрессия? Вы читаете канал о депрессии, поэтому давайте определимся.

·      Утрата интереса  и чувства удовольствия
·      Подавленное настроение большую часть дня.
 
Это 2 основных симптома. Если у вас есть хотя бы один, то читаем дальше:
 
1.   Подавленное настроение (иногда – раздражительность), проявляющееся субъективно (чувство печали, опустшенности, одиночества, бессмысленности и пр) либо объективно (слезливость)
2.   Значительное снижение интереса , чувства удовольствия практически во всех сферах жизни, заметная для окружающих апатия.
3.   Существенное изменение аппетита и веса (более чем на 5% за месяц)
4.   Бессонница или гиперсомния.
5.   Психомоторное возбуждение или заторможенность.
6.   Повышенная утомляемость, упадок сил.
7.   Чувство собственной бесполезности, самообвинения.
8.   Нерешительность, снижение умственной активности, работоспособности, концентрации внимания.
9.   Повторяющиеся мысли о смерти, суицидальные мысли без конкретного плана.
Итак, если у вас есть не менее 5-ти из перечисленных симптомов, и они длятся не менее 2-х недель и при этом никак не обусловлены приемом лекарств, алкоголя или психотравмирующими событиями, то скорее всего, у вас есть она – одна из возможных форм депрессии.
Депрессии бывают атипичные, или могут быть частью других заболеваний и состояний, поэтому после самодиагностики надо собраться и пойти к психоаналитику.
Причины депрессии. Симптомы депрессии.

Инвалидизирующее окружение – это почти тоже самое, что токсичное, только чуть страшнее. Это такое окружение, где чувства человека с детства сталкиваются с переменчивыми, обостренными, непредсказуемыми и неадекватными реакциями взрослых. Например, в детстве моего пациента наказывала мать. Он начинал плакать, и она продолжала его бить пока он не замолкал. Она объясняла ему, что плакать нельзя, и что она его наказывает, потому что любит.  Вот так его чувства боли, страха, гнева не признавались и в прямом смысле забивались внутрь.
И самое  страшное здесь, что переживания ребенка не просто игнорируются, но и искажаются полностью.
И как потом жить в мире, где тебя наказывают, потом бьют за твои чувства, говорят, что это и есть любовь,  и утверждают, что то, что ты на самом деле чувствуешь- злость на мать, несправедливость, обида и боль -  не должно существовать?  Конкретно этот мальчик выжил, но ценой того, что вообще перестал что-то чувствовать. Давайте не будем злыми мамами для себя, не будем наказывать и осуждать себя за любые наши чувства, ведь если они существуют, значит это зачем-нибудь нужно. И дальше еще поговорим зачем вообще нужны негативные эмоции?
История депрессии
19 век
 
В 19 веке меланхолия была в моде.
Романтические меланхолики - Homo melancolicus - 19 века с удовольствием писали  о своих переживаниях.
В книге «Или-или» Сьерен Кьеркегор приводит фиктивные дневниковые записи некоего А, у которого были все признаки меланхолии: ранимость, самоанализ, интерес к воспоминаниям и пограничным состояниям. А. нестерпимо страдает при виде духовной смерти современников и отказывается принадлежать к какому-либо обществу. Он  выбирает добровольную изоляцию в темной квартире. Здесь он дает волю чувствам, углубляется  в себя.
 «Несчастнейший счастливее всех» - пишет Кьеркегор.
Подобная позиция, конечно, не лишена кокетства и виновата в создании стереотипов, которые есть до сих пор – депрессия – просто поза, все это от безделья и желания выделиться. Но тем не менее, тогда художественное творчество не мыслилось без меланхолии, и даже буржуазная общественность признала меланхолию свойством чувствительных и рефлексирующих натур.
 
«АД – это другие»- написал Ж-П Сартр. «Другие люди» - имел он в виду. Другие притягивают нас, вызывают много фантазий и желаний. Другие должны нас понимать, они должны нас вдохновлять, они должны быть милыми, в конце концов они должны нас любить, ведь мы так стараемся ради них.
Вся наша жизнь – это попытка найти каких-то таких Других, с которыми мы будем счастливы. Но большинство попыток заканчивается провалом. Другой оказывается все-таки по-настоящему Другим, Чужим, непонятным и неприятным. Но мы не сдаемся! Ведь мечта о слиянии и понимании с Другим такая же вечная, как мечта о рае.
Рая не существует, так же как и близости с Другим. Есть лишь отдельные моменты ощущения близости, а потом снова одиночество и отдаление, и осознание, что он все-таки Другой. Такая вот трагическая невозможность счастья в отношениях. Тысячи книг по поп-психологии обещают вам научить вас, как приручить Другого, как обрести счастье и гармоничные отношения. Все это неправда.
Попробуйте для начала обрести гармоничные отношения хотя бы с собой. Ну что, получается? Нет? Конечно, это очень трудно, почти невозможно. А что же говорить о Других? 
Счастье быстротечно, депрессия вечна
 
Сегодня поговорим о Биполярном Аффективном расстройстве (БАР), или «биполярке», как ее мягко называют. Все знают, что биполярка проявляется  в виде смены  2-х  состояний – мании и депрессии. Мании  ( в психиатрии ударение на «И»)  возникают реже и длятся короче, чем депрессии.  Причем, вариант монополярный – это только депрессии – бывает. А вот монополярного счастья – маниакала – не существует.
«Деятельная радость, активность, заинтересованность во всем, инициативность, быстрое мышление, стремление помогать окружающим, повышенная самооценка, сильное сексуальное влечение, снижение потребности во сне, чрезмерная общительность». Напоминает ведь текст из бестселлера по самосовершенствованию и работе над собой? Очень похоже  на описание  мечты современного человека  о счастье. Но нет!  Это цитата из учебника «Психиатрия», глава «Маниакальный приступ». И именно за это я больше всего не люблю современную позитивную поп- психологи, эти тренинги эффективности и счастья. Биполярное расстройство встречается все чаще, людей постоянно дезориентируют и вводят в маниакальное состояние,  натаскивают на позитивное мышление, забывая сказать, что за таким искусственным подъемом всегда последует спад. И что за радостью всегда идет печаль, а за усилием – апатия и лень. Как это не трудно принять, вам никогда не стать сверхчеловоком - абсолютно позитивным, дико эффективным,  совершенно неуязвимым и , конечно, счастливым. для злости и печали, лени и отчаяния. Хотя, я хорошо помню, что встречала именно такого человека . Это первый пациент с БАР, с которым я познакомилась  на практике в психиатрической клинике. Молодой, стройный,  симпатичный парень, который по ночам вылетал и окна своей палаты, летал над Москвой и помогал людям. Он был абсолютно счастлив.
А в чем же подвох – спросите вы? Почему нельзя быть абсолютно сачтливым?
Подвох есть всегда, так как надо просто запомнить, что счастья не существует, точно так же, как и суперспособностей. И если вам вдруг кажется, что вы абсолютно контролируете свои эмоции, вы совершенно управляете собой, своим расписанием, весом, чувствами, отношениями, вы всегда бодры, эффективны и не ленитесь, и что вы   счастливы – то это опасный симптом.   Скорее всего, вы в мании. Чем же она опасна?
 Тем, что ее обычно не осознают и считают себя абсолютно здоровым. Тем, что она развивается и начинает угрожать жизни. Начинаются скачки мышления, гиперсекуальность, может хотеться приводить домой незнакомых людей, злоупотреблять препаратами и алкоголем, почти не спать, постоянно привлекать к себе внимание, увольняться с работы, или вообще резко поменять жизнь, уйти и дома. При этом чувствовать себя  бодрым и постоянно испытывать прилив сил.
Чем все это заканчивается? Да, сильным провалом в депрессию. В глубокое чувство тоски, печали, бессмысленности, самообвинения, непереносимости людей. Депрессии при БАР отличаются тем, что люди не жалуются, не демонстрируют своего страдания, мучительно переживают по поводу своего равнодушия и неспособности быть с людьми.
И еще, риск суицида при биполярном течении расстройстве выше, чем при моноплярном. 
Депрессивный реализм     
Наш мозг умеет обманывать себя множеcтвом изощренных способов, чтобы находить подтверждение реальности, уже существующей в нашей голове. Даже наши воспоминания в тот момент, когда мы к ним обращаемся, открыты для перезаписи , чтобы соответствовать нашей нынешней картине мира. Обстоятельства, в которых мы вспоминаем, даже фоновая музыка, влияют на то, как мы вспоминаем прошлое в данный момент.
 
Каждый второй брак в западном мире заканчивается разводом. Но если спросить новобрачных, каковы их шансы на неудачу в браке, то они скажут, что они ничтожны.
Тали Шэрот , нейробиолог из Лондонского университетского колледжа, доказывает, что оптимизм – это когнитивная иллюзия, похожая на оптический обман. Мы понимаем, что глаза нас обманывают, но ничего не можем с этим поделать. То же самое происходит с нашей оценкой собственных способностей или прогнозами на будущее. Оптимисты недооценивают свои шансы заболеть раком, попасть в аварию. То есть, оптимизм искажает будущее, искажает реальность, не дает осознавать реально произошедшее и   учиться на своих ошибках.
Когда сектанты верили в конец света и готовились  к нему, а он не случился, то они убедили себя, что предотвратили его своими молитвами. Так все оптимисты находят подтверждение своему самообману, отрицая реальность.
 
А  кто способен на удивление трезво и реально прогнозировать будущее и видеть настоящее? Это депрессивные люди. Ученые назвали это «депрессивный реализм».
 
 
 
Как быть грустным, одиноким, тревожным и пугливым,  как строить отношения, если ты в депрессии,  и как научиться жить со всем этим.
 
Не правда ли, многие сегодня мечтают о жизни без тоски и грусти? Еще о жизни без страха и агрессии, депрессии и тревоги. Некоторые даже утверждают, что у них это получается, ведут блоги и тренинги на тему «как стать счастливым, успешным, богатым, эффективным, позитивным»  и все такое. И что удивительно, находятся люди, которые во все это верят, хотя совершенно точно не существует вокруг ни одного реального примера счастливой жизни.
И сколько бы я ни говорила, что грусть и тоска, одиночество и страх, злость и тревога – неизменные спутники  человека, а ощущения радости, счастья, удовлетворения и любви всегда приходят в сопровождении всего остального,
большинство склонны сохранять свои оптимистические иллюзии и верить в несуществующее. Тем более, что вера эта хорошо  подпитывается огромными суммами продаж   позитивной поп-психологии.
В результате люди оказываются совершенно беспомощными перед другими своими чувствами. Точнее, практически перед всеми, кроме маниакально накрученного ощущения счастья и эффективности. Они приходят к психоаналитику и говорят: сделайте что-нибудь, научите меня это все не чувствовать. Но не чувствовать грусть, или одиночество, или отчаяние, когда тебя бросили и пр. - это так же нереально , как перестать чувствовать горячее и холодное. Во-первых, невозможно, во-вторых, довольно опасно отключать какие-либо чувства, так как они - важный сигнал для выживания.
И еще, наши чувства не контролируются разумом, по большей части . Выключить их нельзя. Можно , конечно, их
·      подавить (я ничего не чувствую, я медитирую),
·      отрицать (меня совершенно не волнует, что они меня не любят),
·      не осознавать ( мне просто немного не комфортно, но это пройдет)
·      рационализировать ( конечно, это неприятно, когда такое происходит, но со всеми случается, что ж тут поделать)
 и все такое.
 Но это лишь  означает, что вы просто не знаете о себе что-то очень важное, точнее, отказываетесь это знать, потому что страшно. То есть , это означает, что вы живете в страхе перед самим собой. От этого, кстати, и образуется большинство фобий. Когда страх перед чем-то неосознаваемым внутри себя проецируется на какой- то конкретный объект, например, самолет. И вот вы начинаете его бояться. И это вам помогает пережить хоть немного страха, который копится не осознаваемо внутри вас. Потому что наши чувства хотят только одного – быть признанными и прожитыми. Поэтому на то, чтобы прожить тоску, боль от расставания или потери, страх от собеседования и депрессию нужно время, какое-то очень индивидуальное количество времени – дней, минут, месяцев. Точно так же как и проживание счастья, это переживания имеют длительность и они конечны.
 
 Было бы гораздо полезнее, на мой взгляд,  проводить треннинги на тему : как быть грустным, одиноким, тревожным и пугливым,  как строить отношения, если ты в депрессии,  и как научиться жить со всем этим. А вот со счастьем и позитивностью все справляются и так. 
История депрессии
19 век
 
До начала 20 века диагноза «депрессия» еще не существовало. Но состояние меланхолии , конечно, было всегда.   Меланхолией тогда  страдали, в основном, мужчины. Меланхолия была   элитарной. К концу 19 века это состояние тонкой израненной души создает ауру избранности, становится   средством утверждения элитарного статуса. 
 
Быстро растущий рынок медицинских услуг отреагировал на растущий спрос созданием различных лечебниц и процедур , которые исцеляли нервы и душу богатых пациентов.
Тогда же у меланхоликов развились и новые симптомы.
 
Симптомы душевных болезней меняются вместе с изменением общественны трендов.

Тогда  , например, для  меланхоликов особое значение  имела ночь.  Ночь - метафора внутреннего мрака. Ночь как будто рождает новые симптомы и проявления:
Никтофилия - неестественная любовь к ночи
Никтальгия – боль, которая терзает человека только по ночам,
Никтофония – способность говорить только по ночам.
Ночные приступы ужаса считались  особым случаем меланхолии.
Меня расстраивает, когда я сталкиваюсь с суждениями и отношением людей к депрессии. Само слово «депрессия», и люди, которые пытаются донести до своих близких и дальних что-то вроде «мне плохо», похоже у меня депрессия – чаще всего слышат в ответ «соберись, тряпка», «ты просто мало загружен» или что-то в этом роде.
Почему в нашем обществе  проявление душевной боли и страдания стало так стигматизировано? Когда так случилось, что понятие «хороший», «нормальный» стало синонимом  «довольный  жизнью» и «счастливый»? Почему довольный и веселый кажется всем нормальнее несчастного и грустного? Разве в жизни поводов для разочарования и грусти на самом деле меньше, чем для счастья? Разве не все мы периодически болеем, умираем, теряем работу и любимых? Так почему же одни явления, вроде успеха и веселья, надо замечать и считать нормальной жизнью, а другие типа потери и грусти – прятать или лечить?
Почему мы не  умеем обращаться с собой в печали и уж тем более, не знаем что сказать другому , если он неприлично грустен или зол?
Стигматизация определенных чувств и состояний, конечно, происходит от страха. От нашего страха перед  этими состояниями. И вот томятся наши грусти и печали во внутренней тюрьме, или даже в концлагере, потому что однозначно, они подлежат уничтожению. А снаружи все заняты борьбой за еще большее счастье, погоней за еще большим успехом и большей эффективностью.  «Как перестать страдать и стать счастливой»,  «Я богиня или как стать истинно счастливой»,  «Как стать успешным и счастливым», «Как стать счастливым;: философский подход» -  все  это названия книг с сегодняшней  страницы  приложения Mybook.
 
Скорость   побега от своих истинных чувств и состояний меня удивляет. Не знаю как вам, а мне явно счастливые люди всегда казались плоскими, неискренними и сильно заблуждающимися. Человека не существует без внутреннего динамического конфликта между страданием и стремлением к счастью. И если вы так эффективно и позитивно боретесь за свое счастье, то не забывайте, что однажды вам все-таки придется прочесть никем не написанные книги о том, «как быть разочарованным»,  «как стать грустнее и грустнее»,  «как  быть неэффективным и ленивым»,  «как не справляться  с собой»,    «как плакать и страдать» и « как правильно умереть».
 
Про путешествия

Путешествия принято любить. Точнее, это даже одно из социальных обязательств— обязательно любить куда-то ездить и обязательно радоваться этому. Принято завидовать тому, кто много ездит и много постит в Инстаграмм. Путешествия даже часто рекомендуют друг другу домашние психологи в качестве средства от хандры и даже депрессии.

Так вот — путешествие - это не средство от депрессии, а тяжелое испытание вашей физической и эмоциональной устойчивости, а так же отношений.


Вы замечали как заранее становится тревожно, когда надо собрать чемодан? Как тревожен сон накануне вылета? А аэропорт - разве это нормальное место для тонкой натуры?
Даже если вы гений планирования, все равно что- то пойдёт не так. Под окном отеля окажется стройка, например, как это случилось со мной в Бари, где бодрые итальянские рабочие начинали болтать и стучать примерно в 7 утра. У стойки выдачи машины в прокат. - двухчасовая очередь, а выдача самой машины - ещё в часе езды по Риму почему - то под виллой Боргезе.
Самый ад - это если в путешествуете не один. Легко ли вам бывает договориться и сопоставить желания и настроения всех участников прогулки и отдыха? Действительно ли вам нравится отдыхать, проводя часы в музеях и в прогулках по городам? Не скучно ли вам на самом деле лежать дни у бассейна и слушать крики чужих детей?
А непривычная еда и перебор алкоголя действительно ли вы хорошо чувствуете себя от этого?
Путешествия - это всегда испытание. Вы обязательно поссоритесь там с ближним и уж точно с самим собой. Путешествие — это всегда кризисное состояние и уж точно не способ успокоиться или отдохнуть.

Путешествия не помогают от депрессии, они лишь усугубляют ее. Любой выход за границы привычной рутины усиливает тревогу.

И как же сильна способность человечества к созданию иллюзии, что люди часть вообще не знают этого про себя, заставляют себя преодолевать все эти испытания и тревоги как нечто нормальное, ругают себя, если вдруг не ощущают вдохновения и захватывающего душу счастья и веселья от того, что оказались в каком- то непривычном месте.
Я не говорю вам, что нужно отказаться от поездок. Но просто принимайте в расчёт реальность и планируя путешествия не забывайте подумать о том, что вам будет там сильно тревожнее, что вы испытаете все прелести дезадаптации и дискомфорта. Если при этом вы и так не в порядке, то скорее всего вам станет ещё хуже, а если вы в форме, то возможно, сумеете всё преодолеть и сделать красивые фотографии и даже действительно ощутить пару моментов того самого захватывающего дух возбуждения и счастья, которое всегда обещают вам путешествия в ваших фантазиях.
Ну что, депрессивные мои, - осень. Самое красивое и меланхоличное время. Все грусти обостряются, требуют слез и признания. И пока вы только настраиваетесь, чтобы пойти поплакать на красивой кушетке психоаналитика, почитайте рубрику История меланхолии.

Античные философы ассоциируют меланхолию с интеллектуальным величием. «Почему все великие люди все меланхолики?» - задает вопрос Аристотель. И сам себе отвечает: «меланхоликам свойственны необыкновенная прозорливость и интуиция».
В диалоге Платона «Федра» меланхолия соотносится со священным безумием, божественным вдохновением, страстью. Меланхолик может опускаться в бездонные пучины мрака и воспарять к сияющему свету.
В эпоху ренессанса homo melancholicus считался самым интеллектуальным типом человека, особенно популярным в среде молодых философов. Классический образ меланхолика создал Альбрехт Дюрер на гравюре «Меланхолия» . Прекрасный ангел, погруженный в задумчивость – так видели депрессивных в 1514 году. Перед ангелом лежат вещи, символизирующие знание